Воспоминания 8 мая 2019

Я вспоминаю твое детство и юность. Я вспоминаю, как ты родился - в день рождения твоего отца - ему исполнилось 25 лет. Мы радовались этому - так памятно, но для тебя это стало трагедией, так как твой отец думал в этот день только о себе. И даже назвали в честь папы Сашей. Ты не дышал, шея была обмотана пуповиной. Я помню, я спросила акушерку - он неживой? (ты это слово использовал в песне). Акушерка обозвала меня, взяла тебя за ноги и стала бить по попке. И ты закричал. И потом стал самым крикливым ребенком в роддоме. И это была твоя первая смерть. А на четвертый день вы горели. Было холодно. Медсестра повесила на обогреватель сушить пеленку и ушла. Пеленка загорелась. Вы плакали часто, когда вас пеленали. Плач несся по коридору. И вдруг крик - дети горят. Я помню, как все выскакивали в коридор, как мы в дыму хватали коляски (медсестры ушли обедать). Мы не смотрели на бирки, вытаскивали все кроватки из горящей комнаты. И я тебя потеряла. Когда всех детей вынесли из горящей комнаты я бросилась тебя искать. Я никогда не могла забыть этих минут безысходности. Ты был на лестничной пролетке между этажами. Я стояла, прислушиваясь, дышишь ты или нет. Ты не просыпался сутки. Я щипала тебя за щеки, пытаясь разбудить. Это было второе крещение. И ты остался жить. Ты рос красивым, нежным ребенком. Маленькая обезьянка. Непоседа. И все запоминал моментально. Стал ходить с 7 месяцев, в год уже разговаривал, а в полтора читал стихи. Мы с гордостью ставили тебя на стул и демонстрировали твои способности гостям. В школе тебе было трудно. А на улице в Пятигорске одна бабка, увидев тебя сказала, что этот мальчик не жилец на свете. Его убьют. И я стала бояться. А тебе было всего три года.  А потом ты пошел в школу. Сложный мальчик, который знал больше всех, интересовался всем, но не заботился о своих оценках. Тебе было все равно, какие оценки - ты грудью становился на защиту своих друзей и подруг. Всех мальчишек интересовали машинки, а тебя музыкальные инструменты. Ты в 7 лет захотел в музыкальную школу учиться играть на пианино. Но у нас не было денег, мы тебя отдали на баян. Но ты освоил и баян, и пианино, бросив музыкальную школу. И не только эти инструменты. Я даже не могу сказать, на чем ты не научился (сам) играть. И в село приехали Ржановы. Они стали твоими спасителями. Ты очень хотел научиться играть на гитаре. А Тимур умел. Это вас сблизило, вы стали неразлучными друзьями. Что только не говорили тогда о вас. Ты помнишь психолога. Сколько она боли нам принесла. Какие глупости она говорила о вас. Не всем дано быть психологами. Я разрешила тебе твою комнату сделать на свой вкус. Вся она была заполнена нотами, аккордами, фотографиями твоих кумиров - Наутилус (когда он стал Юпитером, ты отказался его слушать), Цой. Ты обожал историю. Ты очень любил научную фантастику. Ты знал больше нас, задавал слишком сложные вопросы учителям. И был неугодным некоторым учителям. И я когда могла тебя защитить, защищала. Иногда я не понимала тебя. И мы ссорились. Но я старалась тебя поддержать, когда могла. Я помню, как мы с тобой поехали на первый конкурс. Ты боялся. Нужно было проходить два тура. Но когда услышали тебя, без конкурса сразу сказали, что ты будешь выступать в финале. И потом без твоих песен не обходился ни один праздник. Грамота за грамотой, диплом за дипломом. Ты, Ставропольский мальчик, выиграл в конкурсе "Славлю тебя, Россия". Но не те песни ты писал. Твои песни были жесткими, критическими. Ты критиковал власть, законы. И поэтому не смог занять никакие места. Там была и Темникова. Группа "Серебро". Но она знала, как нужно добиваться всего в жизни, а ты нет. Ты верил, что честность, доброта, талант действительно нужны в России. Ты хотел этому верить. Я не буду останавливаться на Кате. И сейчас, через столько лет, я не согласна, что в 16 лет ее поведение было не аномальным. Пусть это будет на совести ее и ее воспитании. А я и тогда виновата перед тобой. Я все считала тебя маленьким. А ты вырос раньше воемени. И мне нужно было это принять, помочь тебе и с Таней, и потом с Катей. А я все еще считала, что рано. И ты участвовал в конкурсах, учился. Как я благодарна твоему классному руководителю - Поликутиной В.В. Она поняла тебя, защитила. И даже когда директор хотел тебя лишить золотой медали, не пошла на это. И никто не ожидал, что мы уедем в Москву. И ты сразу поступишь в ВУЗ, и не один. И опять ты не выбрал, где есть общежитие, а выбрал тот, где обстановка была самая доброжелательная. Я помню отборочный конкурс. Ты с гитарой зашел и запел. Все заслушались. А я с гордостью стояла в коридоре. И вот тогда я помню слова мальчишки, злобные - но этот обязательно пройдет. Только через год я его встретила - это был Глеб. А потом первый экзамен. История. Перед экзаменом ты предупредил, что высший бал не ставят никому. А тебе поставили. И Полине. И вы двое сразу после одного экзамена поступили в этот ВУЗ. И ты остался. Был момент, когда ты хотел бросить институт. И тут опять Катя. И я тебе сказала, что ты можешь решать сам. Но у тебя хватило ума передумать. Ты стал работать, учиться. Помню твой первый подарок. Ты привез нам сотовые телефоны. Тогда они только входили в моду. Два года ты был без нас. А потом мы переехали в Москву. Много воды утекло после этого. Ты простил за все своего отца (ты думал, что всех людей можно изменить) и он тоже переехал к нам. Ты учился еще в институте и образовал свою первую группу. Все тянул на своих плечах, Сам сочинял песни, сам писал музыку, сам договаривался обо всем. И помощи не было. Я тебе тогда говорила, что так нельзя, но ты привык все тянуть на себе. И они тебя предали. Договорились все вместе и ушли. Они не знали, как ты переживал. Тебе казалось, что все рухнуло, что больше ничего не получится. Среди них был и Тимур. И он тебя предал. Я думала, ты никогда не простишь им этого. Ты простил. Но мы держались. А затем твой диплом. И здесь я сделала тебе очень больно. При жизни я так и не смогла попросить у тебя прощения. У меня был день рождения. А у тебя защита. И ты забыл меня поздравить. И когда ты позвонил и сказал, я, вместо того, чтобы поздравить тебя, начала тебе высказывать. Прости меня за это. Ты очень обиделся. И уехал в Швецию не разговаривая. При жизни я так тебе это и не решилась сказать. Затем     все забылось, но все равно это вспоминалось и вспоминалось.      Сколько невзгод тебе пришлось перенести.    Сколько    предательств.  Я еще напишу об этом. И о Верке. И о твоей работе у Глеба. И о том, как он с тобой организовал студию, а потом сказал, что он ее нашел первый,и поэтому ты должен ее освободить. И о его сестре Верке, которой ты помог в трудную минуту, Как ты сказал, вы брат и сестра по крови. Это ты брат, но не она сестра.  Как много можно об этом писать.  А ведь они не знают, что ты мне все рассказывал. И последний этап твоей жизни - это Виктория.  Волк в овечьей шкуре. Ты все пытался скрыть от меня ее жизнь. И ты думал, ты сможешь исправить  Чикатило?.  Она исправила тебя. Ведь просто так не снимают женщинам квартиры, и кредитки просто так не дают. Кто она: наркодилер?  наркоперевозчик? валютная проститутка? Не знаю. Но лапы ее , как метастазы рака,  дошли даже до полиции.  Вернее, не ее, а тех, кто ее содержал.  Сколько же человек она со своими отправила на тот свет?   Как ты мог найти такого монстра.  Нет, это она тебя нашла, поссорила со всеми. Будь она проклята!